Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

о себе

Живу в России, в славном городе Набережные Челны.
Интересуюсь историей и политикой.
Патриот. Империалист. Не чиновник и не родственник какого-либо чиновника.
Не коммунист. Не монархист.
Журнал - копилка интересных событий, информации и истории вообще.

в телеграмме (там немного по другому)
https://t.me/kopilkaimperialista

Что на самом деле значит режим ЧС для бизнеса и обычных граждан?

https://journal.tinkoff.ru/ask/rezhim-chs/
Коротко: что нужно знать о режиме ЧС

  1. Режим ЧС не отменяет обязанность платить налоги и погашать кредиты.

  2. Режим ЧС не расторгает договоры — их все равно нужно исполнять.

  3. При ЧС государство не берет на себя обязанность покрыть абсолютно все убытки и издержки бизнеса и граждан.

  4. Режим ЧС может ухудшить положение работников: работодатели вправе расторгнуть трудовой договор, заставить работать сверхурочно и в выходные дни или отправить в простой.

  5. Форс-мажор может быть признан и без введения ЧС. Он отсрочит исполнение договоров и освободит от договорных санкций.

  6. Даже режим ЧС не позволит списывать любое неисполнение договора на форс-мажор.

  7. При режиме ЧС конституционные права ограничиваются, а у граждан и организаций появляются дополнительные обязательства.

Сущность терроризма

Оригинал взят у spydell в Сущность терроризма
Изучая разведывательные документы различного уровня доступа, в том числе из Викиликс, первое, что бросается в глаза – это высокий уровень профессионализма американских военных, разведчиков и политиков относительно внутренней и внешней коммуникации. Подход к уровню конспирации весьма высок. Не существует единого документа, который бы установил прямую связь террористических организаций и США. Знаете, это похоже на мозайку. Для того, чтобы получить общую картину необходимо комбинировать тысячи и десятки тысяч элементов, искать взаимосвязи, ассоциации. Невероятно много подставных лиц и организаций, никогда не говорят прямо (много двусмысленности), превосходно имитируют и мимикрируют. Еще одна отличительная особенность американцев – они принципиально не документируют нанесенный ущерб, что на самом деле полностью логично. Кто в здравом уме будет собирать на себя компромат по военным преступлениям?

Какая либо официальная (подтвержденная) статистика разрушений и гибели мирных жителей в зоне американской оккупации отсутствует, как класс. Ее нет в принципе, ни в каком виде и ни на каких уровнях. Они попросту не ставят перед собой цели документирования нанесенного ущерба. Есть различные оценки сторонних служб, которые, как правило, отличаются низкой точностью и полнотой охвата.

Тем не менее работа со всеми этими документам позволит лучше понимать механику функционирования американской внешней политики и оборонной доктрины, осознавать их мотивацию, методы действий, организационную специфику, иерархию и глубину связей. С целью более достоверного предположения будущих направлений удара для эффективного парирования и контратаки. Это действительно важно.

Они не документируют собственные преступления, но проводят достаточно тщательный анализ террористической активности организаций.
Представлю три наиболее влиятельные на данный момент: Аль-Каида и все ее подразделения, ИГ и Талибан.
теракт1Collapse )

Анатолий Шарий

Оригинал взят у tipaeto в И это всё о нём. Похоже, что есть на свете честные журналюги.


Анато́лий Анато́льевич Шари́й ,автор публикаций об организованной преступности на Украине в 2008—2011 гг.; политический беженец в Евросоюзе. Автор видеоблога с систематической критикой публикаций в СМИ, связанных с событиями на Украине в 2013—2014 гг..

Сейчас он занимается съемкой коротких видеороликов, в которых «разоблачает украинскую пропаганду», борется с фейками и ищет правду.
Анатолий Шарий о Путине, Немцове и своей жизни.


Collapse )

Одесские байки

Оригинал взят у ivakin_alexey в Slice of Life
Вот дорвался до инернет-кафе, так что расскажу одну байку.
Может, правда, может и нет...
Шел такой одессит домой с работы. Поздно шел, часов эдак в 12 ночи.
Темно, тихо, тепло - с моря соленый ночной бриз, слегка промозглый, но терпимо. Идет, насвистывает всякую фигню, типа "...сотня юных бойцов из буденновских войск на разведку в поля поскакала".
И слышит наш одессит гомон нестройных голосов впереди. Пригляделся, видит в темноте ходят белые фигуры без голов и рукавами машут. Мертвые с косами? Ан нет - это негры в белых пуховиках. В темноте у них лица не видно. Эка невидаль. Негры слегка пьяные кричат одессситу: Оу, май френд, не будете ли вы любезны слегка дринк уан шот горилки из горла?
- Ноу, браза, хоть я и рашен гангста, но из горла не потребляю. Ам сорри, маза вашу фака.
Негры не обиделись, только заулыбались в ответ. Но тут из-за их спины выскочил шкет малорослый и на всю ночную улицу заорал:
Collapse )

Молитесь, толстые прелаты, Мадонне розовой своей. Молитесь! – Русские солдаты Уже седлают лошадей

Оригинал взят у prilepin в post
По Сети уже прошли "Скифы" Блока, оказавшиеся необычайно актуальными.
Сейчас все слушают и поют песню Саши Скляра "Когда война на пороге..."
Вот вам ещё одно стихотворение - из классического наследия.
Алексей Эйснер. Автор воевал в Испании, сидел в Советском Союзе, был в эмиграции, вернулся в Москву - судьба, полная до краёв.
Если иного нынешнего эмигранта, внутреннего или "внешнего" заставить прочесть это стихотворение вслух - может произойти внутреннее возгорание, он в минуту испепелится от ужаса и неприязни.
КОННИЦА
Толпа подавит вздох глубокий,
И оборвется женский плач,
Когда, надув свирепо щеки,
Поход сыграет штаб-трубач.
Легко вонзятся в небо пики.
Чуть заскрежещут стремена.
И кто-то двинет жестом диким
Твои, Россия, племена.
И воздух станет пьян и болен,
Глотая жадно шум знамен,
И гром московских колоколен,
И храп коней, и сабель звон.
И день весенний будет страшен,
И больно будет пыль вдыхать...
И долго вслед с кремлевских башен
Им будут шапками махать.
Но вот леса, поля и села.
Довольный рев мужицких толп.
Свистя, сверкнул палаш тяжелый,
И рухнул пограничный столб.
Земля дрожит. Клубятся тучи.
Поет сигнал. Плывут полки.
И польский ветер треплет круче
Малиновые башлыки.
А из России самолеты
Орлиный клекот завели.
Как птицы, щурятся пилоты,
Впиваясь пальцами в рули.
Надменный лях коня седлает,
Спешит навстречу гордый лях.
Но поздно. Лишь собаки лают
В сожженных мертвых деревнях.
Греми, суворовская слава!
Глухая жалость, замолчи...
Несет привычная Варшава
На черном бархате ключи.
И ночь пришла в огне и плаче.
Ожесточенные бойцы,
Смеясь, насилуют полячек,
Громят костелы и дворцы.
А бледным утром – в стремя снова.
Уж конь напоен, сыт и чист.
И снова нежно и сурово
Зовет в далекий путь горнист.
И долго будет Польша в страхе,
И долго будет петь труба, –
Но вот уже в крови и прахе
Лежат немецкие хлеба.
Не в первый раз пылают храмы
Угрюмой, сумрачной земли,
Не в первый раз Берлин упрямый
Чеканит русские рубли.
На пустырях растет крапива
Из человеческих костей.
И варвары баварским пивом
Усталых поят лошадей.
И пусть покой солдатам снится –
Рожок звенит: на бой, на бой!..
И на французские границы
Полки уводит за собой.
Опять, опять взлетают шашки,
Труба рокочет по рядам,
И скачут красные фуражки
По разоренным городам.
Вольнолюбивые крестьяне
Еще стреляли в спину с крыш,
Когда в предутреннем тумане
Перед разъездом встал Париж.
Когда ж туман поднялся выше,
Сквозь шорох шин и вой гудков
Париж встревоженно услышал
Однообразный цок подков.
Ревут моторы в небе ярком.
В пустых кварталах стынет суп.
И вот под Триумфальной аркой
Раздался медный грохот труб.
С балконов жадно дети смотрят.
В церквах трещат пуды свечей.
Всё громче марш. И справа по три
Прошла команда трубачей.
И крик взорвал толпу густую,
И покачнулся старый мир, –
Проехал, шашкой салютуя,
Седой и грозный командир.
Плывут багровые знамена.
Грохочут бубны. Кони ржут.
Летят цветы. И эскадроны
За эскадронами идут.
Они и в зной, и в непогоду,
Телами засыпая рвы,
Несли железную свободу
Из белокаменной Москвы.
Проходят серые колонны,
Алеют звезды шишаков.
И вьются желтые драконы
Манджурских бешеных полков.
И в искушенных парижанках
Кровь закипает, как вино,
От пулеметов на тачанках,
От глаз кудлатого Махно.
И, пыль и ветер поднимая,
Прошли задорные полки.
Дрожат дома. Торцы ломая,
Хрипя, ползут броневики.
Пал синий вечер на бульвары.
Еще звучат команд слова.
Уж поскакали кашевары
В Булонский лес рубить дрова.
А в упоительном Версале
Журчанье шпор, чужой язык.
В камине на бараньем сале
Чадит на шомполах шашлык.
На площадях костры бушуют.
С веселым гиком казаки
По тротуарам джигитуют,
Стреляют на скаку в платки.
А в ресторанах гам и лужи.
И девушки сквозь винный пар
О смерти молят в неуклюжих
Руках киргизов и татар.
Гудят высокие соборы,
В них кони фыркают во тьму.
Черкесы вспоминают горы,
Грустят по дому своему.
Стучит обозная повозка.
В прозрачном Лувре свет и крик.
Перед Венерою Милосской
Застыл загадочный калмык...
Очнись, блаженная Европа,
Стряхни покой с красивых век, –
Страшнее труса и потопа
Далекой Азии набег.
Ее поднимет страсть и воля,
Зарей простуженный горнист,
Дымок костра в росистом поле
И занесенной сабли свист.
Не забывай о том походе.
Пускай минуло много лет –
Еще в каком-нибудь комоде
Хранишь ты русский эполет...
Но ты не веришь. Ты спокойно
Струишь пустой и легкий век.
Услышишь скоро гул нестройный
И скрип немазаных телег.
Молитесь, толстые прелаты,
Мадонне розовой своей.
Молитесь! – Русские солдаты
Уже седлают лошадей.